Публикация в Ъ-Деньгах о новом законе про блогеров

doc00063620140428131841

Вышла моя авторская колонка в Ъ-Деньги. Да не просто вышла, а аж на 9-ой полосе, а не в самом конце. Жена говорит, что будет мной гордиться Кстати, уважаемые СМИ, кому нужно еще написать о сложном простым доходчивым языком — обращайтесь.

Коллега, которая боится соцсетей, как вампир — чеснока, недавно спросила, что случилось с Дуровым и что будет с «В контакте». Я, что знал, рассказал о заявлениях, позициях и давлении, а сам подумал: если уж ей это интересно, значит, в интернете, где я работаю и отчасти живу, что-то не так.

АЛЕКСЕЙ ВОЛКОВ

Что я знаю о Дурове? Что в марте он написал манифест «Семь причин не уезжать из России», а сейчас покинул страну и возвращаться не планирует. Собирается создать социальную сеть за границей. Уверен, что создаст. Определенно экономике какой-то страны повезет. Что будет с «В контакте», на котором выросло целое поколение подростков? Уверен, в ближайшее время там станут жестче относиться к сообществам, но соцсеть не умрет: самые популярные из них вовсе не политические, а развлекательные.

Однако никакие события в отдельно взятом «В контакте» не способны так изменить интернет, как принятый в третьем чтении закон о блогерах. Конечно, никому не нравится, когда его хотят регулировать, то есть фактически ограничивать свободу. Однако тут дело не в свободе. Помимо введения официального термина (блогеры в отличие от рядового пользователя соцсети имеют аудиторию более 3000 посетителей в сутки) в законе много такого, что у человека, знакомого с интернетом несколько глубже, чем авторы документа, вызывает беспокойство.

Начать с того, как считать эти 3000? Например, можно приравнять число подписчиков к суточной аудитории. У меня в фейсбуке почти 5000 друзей, в сети «В контакте» — 6500 читателей, в твиттере — 5500 читателей. То есть фактически во мне 5,5 блогера — и я должен вставать на учет?

Если читать закон дальше, вопросов возникает еще больше. Пункт 2 статьи 10.2 разрешает публиковать материалы под псевдонимом, а пункт 4 обязывает опубликовать свои Ф. И. О. Согласно статье 10.2, блогер обязан соблюдать закон и не нарушать Уголовный кодекс. То есть если у тебя нет 3000 человек в сутки, то распространять заведомо ложную информацию или публиковать материалы, призывающие к террористической деятельности, можно?

Если же принять во внимание, что законом предусмотрены уведомительный порядок включения блогеров в реестр, право на получение данных блогеров без решения суда и высшая мера наказания в виде блокирования блога на 30 дней, становится очевидно, что закон нужен как инструмент для точечной борьбы с неугодными. Хотите тихой, спокойной жизни — не пишите о политике вообще, не критикуйте действия органов власти. Я, например, уже полгода не пишу политических постов.

Непонятнее, чем у блогеров, ситуация разве что у провайдеров и хостеров. Помимо отзыва лицензии они рискуют еще и получить штраф по упрощенной схеме, без суда. Когда я писал этот текст, новый закон еще не был подписан президентом, а небольшие хостеры уже разослали письма: «Сайты с посещаемостью более 3000 в сутки нужно будет регистрировать в базе Роскомнадзора!» Можете быть уверены: в случае неприятностей такие хостеры скорее расстанутся с вами, чем с лицензией.

Кстати, есть в законе и забавное. Например, юрлицо несет ответственность за воспрепятствование работе интернет-сайтов в виде штрафа до 20 тыс. руб. Поэтому, если работодатель блокирует доступ к соцсетям, можете подать на него жалобу. Другой вопрос, будет ли интересно читать эти сети после того, как блогеров ограничат.