События

Последние события вызывают кучу эмоций у всех. Сколько бы не говорили, что так нельзя, все это назрело. В не такой форме, так в другой форме. Представители диаспор утомили. Существует масса проблем и правонарушений, создаваемых именно ими:

  • мусор на улицах
  • приставание к девушкам
  • использование аварийных машин.

Но и убивать толпа, убивающая киргиза, потому что попался под руку – дикость. Киргизы, узбеки, таджики – один из самых скромных наций, только и желающих, чтобы им просто дали спокойно подметать двор.

Но проблема настала. Я был в Германии и общался с несколькими азербайджанцами там. Проявили инициативу сам, чтобы поговорить. Создалось впечатление, что вполне приличные люди. Мой друг, который живет в Германии, подтвердил эту идею. Он не видит проблем ни в армянах, ни в чеченцах. Они приезжают в Германию и становятся приличным гражданами. Но не воспитание и не религиозное табу заставляет их вести прилично. А знание того, что есть полиция. Нет у хулиганов в Германии чувства безнаказанности. А у нас – на лицо. Всю ситуацию сегодня создали Нургалиев (в первую очередь), Путин и Медведев. Хотя с последнего спроса нет, ему некогда – он новый IPad изучает.

Вот что написал Дмитрий Соколов (в нелюбимой мной газете Взгляд). Букофф много, но стоит прочитать.

Однажды я был свидетелем того, как этот метод взял на вооружение шериф Олег Занасия, глава РОВД города Олонец Республики Карелия. До него местную чеченскую диаспору страшно развратил бывший районный прокурор. В результате они чувствовали себя хозяевами не только в городе, но и в кабинете начальника милиции. Шериф Занасия не стал проводить разборок и зачисток. Самых буйных четверых он тут же посадил, благо было за что, а по отношению к рядовым чеченцам включил режим юридического террора. Превышение скорости – максимальный штраф, парковка в неположенном месте – максимальный штраф, выброшенный на землю бычок – максимальный штраф, неоплаченный вовремя штраф – 15 суток ареста.

За малейшей попыткой сопротивления следовал вызов специальной мобильной силовой группы, которая всем своим видом демонстрировала стопроцентную решительность действовать на поражение.

Полгода такой терапии – и чеченцы стали вполне себе русскими. Даже французами. Или англичанами.

И вот мне как-то очень хочется, чтобы этот режим нулевой терпимости был прописан вышеописанной социальной группе людей в масштабах всей страны. Чтобы за лезгинку со стрельбой в центре города штрафовали всех и по максимуму, а за повторную – сажали. Чтобы за езду на джипе по Александровскому саду ездоку так отмерили, что джип ему еще долго не понадобился бы. Чтобы когда один Аслан достает пистолет или нож, другие Асланы в страхе разбегались, потому что знали: они будут не свидетелями, а соучастниками по предварительному сговору и никакая диаспора не поможет. Чтобы нацквоты при поступлении в вузы были признаны дикостью, а за публичные объяснения, за кого должна или не должна выходить замуж женщина «моего народа», лидер этого народа подвергался политическому остракизму. Чтобы все эти показательно жесткие реакции властей были юридически чистыми и максимально публичными.

Чтобы те, кому они адресованы, почувствовали: им есть куда вписываться и есть кого уважать.

А потом, когда дрессировка возымеет нужный эффект, нужно обязательно развернуть все те же самые орудия против грозных фашистов. Вот только я уверен, что к этому моменту стрелять будет уже не в кого: от них не останется даже призрака. Потому что как массового явления русских фашистов нет и никогда не было. А есть просто большая страна, у которой есть большая проблема, которую надо срочно решить.

Полностью статья тут: http://vz.ru/columns/2010/12/12/454255.html

Submit a Comment